Суббота, 10.12.2016, 09:54
Приветствую Вас Гость | Личные сообщения () | RSS

Home Page | Register | Enter
Главная » Статьи » История

Курская битва
Курская битва (Для увеличения - кликните по картинке)

При упоминании Курской битвы перед глазами большинства людей сразу же предстают известные кадры кинохроники, на которых танковые клинья, с поддерживающей их пехотой и идущими на бреющем штурмовиками Ил-2, идут в атаку на врага. Огромное количество научно-публицистического материала написано на эту тему, много научно-популярных передач и художественных фильмов снято на тему Курской дуги. Все эти материалы прочно укрепили в массовом сознании ассоциацию боев под Прохоровкой только с танковым сражением 12 июля. И почти в каждой работе упорно приводят количественный состав бронетанковых частей, их качественный состав, количество потерянных машин, а так же количество восстановленных неимоверными усилиями ремонтных бригад, забывая о том, что, в конечном итоге, именно люди решили исход этой битвы.

так, командование немецкими вооруженными силами приняло решение о проведении крупной наступательной операции. Однако весна 1943 поставила немецкое Главное командование перед весьма трудным решением. Первый вопрос состоял в том, могли ли немецкие части в то время вообще достигнуть на востоке приемлемого для них решения, и конечно, не в плане полного разгрома Советского Союза. Речь шла о том, не было ли возможности достичь ничейного результата? Это решение означало для Германии перспективу устоять как государство, учитывая положение дел на всех фронтах.

Для успешного осуществления операции «Цитадель» немцы сосредоточили на Курской Дуге мощные ударные группировки, насчитывавшие свыше 900 тыс. человек личного состава, около 10 тыс. орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий, около 2050 самолетов. Большие надежды возлагались на новейшие танки «Тигр» и «Пантера», а также штурмовые орудия «Фердинанд», самолеты-истребители «Фокке-Вульф-190-А» и штурмовики «Хеншель-129». Руководство группы армий «Центр» возглавлял генерал-фельдмаршал Гюнтер Ханс фон Клюге, а руководство группы армий «Юг» взял н а себя генерал-фельдмаршал Фриц Эрих фон Манштейн.



Командование советских войск приняло решение провести оборонительное сражение, измотать войска неприятеля и нанести им поражение, нанеся в критический момент контрудары. Для этого на обоих фасах курского выступа была создана глубоко эшелонированная оборона. Войска Центрального фронта (командующий — генерал армии Константин Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий — генерал армии Николай Ватутин) — южный фас. Войска, занимавшие выступ, опирались на Степной фронт (командующий генерал-полковник Иван Конев). Войска Центрального и Воронежского фронтов насчитывали более 1 миллиона 300 тысяч человек, до 20 тысяч орудий и минометов, около 3600 танков и самоходных орудий и около 2950 самолетов. Однако поскольку в ходе сражения, как предполагалось, могли быть применены (что и произошло в действительности) войска Степного фронта под командованием Конева, то следует упомянуть, что вместе с ними советская группировка насчитывала около 1,9 миллионов человек, около 4900 танков и самоходок, около 27 тыс. артиллерийских стволов.



Согласно планам операции «Цитадель» группам армий «Центр» и «Юг» ставилась задача путем нанесения встречных ударов разгромить советские войска, действовавшие на Курском выступе. Районы городов Орел, Курск и Белгород стали центром внимания немецко-фашистского командования. Глубоко врезавшийся здесь в расположение немецких войск выступ советского фронта вызвал у него большое беспокойство. Используя этот выступ в качестве плацдарма, советские войска могли нанести удар в стык групп армий «Центр» и «Юг» и осуществить глубокий прорыв в центральные районы Украины, к Днепру. Одновременно с этим опасением гитлеровские стратеги не могли устоять перед искушением нанесения встречных ударов с севера и юга под основание Курского выступа, что повлекло бы за собой окружение и уничтожение находившейся на нем крупной группировки советских войск. Впоследствии предполагалось развернуть наступление на северо-восток либо на юг. Таким образом, полководцы Гитлера намеревались взять реванш за Сталинград. Эта операция в гитлеровской ставке считалась главной. Для ее проведения даже снимались войска с других участков Восточного фронта (из-под Демянска, Ржева, с Таманского полуострова и других направлений). Таким образом, предполагалось усилить группировку на курском направлении 32 дивизиями (в том числе 3 танковыми и 2 моторизованными).



Ставкой ВГК было принято решение перейти к преднамеренной обороне. План действий Красной Армии на лето 1943 года начал разрабатываться сразу же, еще в апреле 1943 года, тогда как окончательное решение Сталин принял лишь в июне. Высшее командование Красной Армии было настроено решительно. Такие командующие фронтами, как Константин Константинович Рокоссовский , Николай Федорович Ватутин, Родион Яковлевич Малиновский и некоторые другие, считали продолжение наступления остро необходимым. Однако верховный главнокомандующий не желал рисковать и не вполне разделял воинственные взгляды своих военачальников. Сталин не был уверен в успехе наступления, которые до этого в летний период Красной Армии не удавались. Поражения весной и летом 1942 года (в Крыму, под Любанью, Демянском, Болховом, Харьковом и Ленинградом) оставили в его памяти слишком глубокий след, чтобы полагаться на русский «авось». Сомнения Сталина еще более усилились после того, как стали известны намерения врага предпринять крупное наступление в районе Курска.

Довольно известным фактом является то, что 12 апреля 1943 года на стол Сталина лег точный текст директивы № 6 «О плане операции «Цитадель» немецкого верховного командования, завизированный всеми службами Вермахта, но пока еще не подписанный Гитлером (а подпишет он его только через три дня). Также известно, что эти данные были получены разведчиком, работавшим под именем «Вертер». К сожалению, и в настоящее время имя этого человека остается неизвестным, однако существуют предположения, что он являлся сотрудником верховного командования Вермахта, а передавалась полученная им информация в Москву через действовавшего на территории Швейцарии агента «Люци» – Рудольфа Ресслера.

Оборона на Курской дуге строилась, прежде всего, как противотанковая. За основу были взяты противотанковые опорные пункты (ПТОП), возводимые, как правило, в батальонных (ротных) районах обороны, и противотанковые районы (ПТР), создаваемые самостоятельно или в пределах полковых участков обороны. Противотанковая оборона (ПТО) была усилена за счет маневра артиллерийско-противотанковыми резервами. Системы огня ПТОП и ПТР увязывались с огнем артиллерии, расположенной на открытых и закрытых огневых позициях. Интересным моментом являлось то, что даже пушечная и гаубичная артиллерия подготавливалась к стрельбе по танкам прямой наводкой. Экипажами танков вторых эшелонов и резервов оборудовались огневые рубежи для засад. Для борьбы с танками противника предполагалось использовать огнеметные подразделения, истребителей танков и подразделения собак истребителей танков. Непосредственно перед передним краем обороны и в ее глубине было установлено более 1 млн. противотанковых мин, возведены многие десятки километров противотанковых заграждений: рвов, эскарпов, контрэскарпов, надолбов, лесных завалов и т. п. Еще одним важным элементом противотанковой обороны стали подвижные отряды заграждений (ПОЗ). Глубина ПТО под Курском впервые во Второй мировой войне достигла 30—35 км. Все имеющиеся огневые средства предполагалось использовать массированно с учетом вероятных направлений ударов противника.

Учитывалось так же то, что противник, как правило, наступал при мощной поддержке своей авиации. Особое внимание было уделено организации противовоздушной обороны войск. К выполнению задач ПВО, кроме войсковых сил и средств, привлекались зенитная артиллерия (1026 орудий) фронтов, истребительная авиация и значительные силы Войск ПВО страны. Более 60% боевых порядков войск были прикрыты двух-трехслойным огнем зенитной артиллерии и истребительной авиацией.

Огромная помощь войскам фронтов была оказана местным населением Орловской, Воронежской, Курской, Сумской и Харьковской областей. На строительстве оборонительных укреплений были задействованы сотни тысяч человек. Так, в апреле в полосах Центрального и Воронежского фронтов к оборонительным работам было привлечено более 100 тыс. человек, а в июне уже почти 300 тыс.



Соотношение сил к началу битвы на Курской дуге было следующим. Командование немецких войск для проведения наступательной операции «Цитадель» задействовало свыше 900 тыс. человек личного состава, около 10 тыс. орудий и минометов, свыше 2,7 тыс. танков и штурмовых орудий и более 2 тыс. самолетов. Им противостояли советские войска Центрального и Воронежского фронтов, насчитывавшие более 1,3 млн. человек, 19,1 тыс. орудий и минометов, свыше 3,4 тыс. танков и САУ, 2,9 тыс. самолетов. Следовательно, советские войска (без учета Степного фронта) превосходили противника в людях в 1,4 раза, в артиллерии (без учета реактивных установок и зенитных орудий) – в 1,9, в танках и САУ – в 1,2 и в самолетах – в 1,4 раза. Исходя из анализа сложившейся обстановки командующие фронтами все более сомневались в целесообразности принятого верховным командованием решения о переходе к преднамеренной обороне. Он пытался убедить Василевского, а затем и Сталина, что в создавшейся ситуации преднамеренная оборона вряд ли целесообразна, так как ведет к потере драгоценного времени, и, в конце концов, может привести к срыву всего задуманного на летне-осеннюю кампанию 1943 года плана. Он считал, что необходимо предпринять упреждающее наступление. Верховный главнокомандующий приказал тщательно проработать этот вариант и обязал Ватутина, Рокоссовского и Малиновского (командующий войсками Юго-Западного фронта) представить в Ставку ВГК свои предложения. Однако Жуков и Василевский, твердо уверенные в необходимости встретить немецкое наступление под Курском в обороне, отстояли ранее разработанный план.

Итак, за период относительного затишья на советско-германском фронте, который продолжался с конца марта до начала июля 1943 года, противоборствующие стороны приложили огромные усилия, чтобы всесторонне подготовиться к предстоящему сражению. В этой гонке Советский Союз и его Вооруженные силы оказались впереди. Оставалось лишь умело использовать имевшиеся в распоряжении командования средства. Учитывая невыгодное для противника соотношение сил, можно рассматривать решение Гитлера наступать, во что бы то ни стало, с военной точки зрения авантюрой. Однако нацистское руководство пошло на риск, отдав приоритет политическим соображениям. Об этом фюрер прямо заявил в своем выступлении в Восточной Пруссии 1 июля. По его словам, «операция «Цитадель» будет иметь не только военное, но и политическое значение, поможет Германии удержать своих союзников и расстроить планы западных держав по открытию второго фронта, а также благотворно скажется на внутренней обстановке в Германии». Вдобавок ко всему, положение немецко-фашистских войск усугублялось еще и тем, что внезапность, за счет которой им удавалось достигать успехов в летних операциях 1941 и 1942 годов, была утрачена. А этому, как нам известно, поспособствовали неоднократные отсрочки наступления под Курском и хорошая работа советской разведки. К началу июля все решения были приняты, задачи войскам поставлены, огромные массы противостоявших на Курской дуге войск сторон замерли в напряженном ожидании…

Наступление немецких войск началось в 16:00 вечером 4 июля с разведки боем на южном фасе Курского выступа с целью выбить полевое охранение 6-ой гвардейской армии генерала Чистякова. Утром 5 июля 1943 года наступление продолжилось как на южном, так и на северном фасах. От захваченных военнопленных советскому командованию было точно известно время начала операции, и в 3 часа ночи, за 30-40 минут до его начала была проведена артиллерийская контрподготовка. Артподготовка пришлась по пустым позициям, когда немцы еще спали в своих блиндажах (согласно некоторым источникам передовые войска находились в полной боевой готовности). Однако советский огневой удар нарушил связь в немецких частях, а также нанес большой ущерб немецкой артиллерии, и поэтому удар был перенесен на 6 часов 30 минут по нашему времени (в 6 часов немцы начали артподготовку, через полчаса — атаку).

На участке группы «Центр» 9 армии удалось в первые два дня наступления глубоко вклиниться в оборону противника (до 14 км) в полосе наступления центрального и левофлангового корпусов. Правофланговый корпус, напротив, продвинулся незначительно, соседние же корпуса, по существу, остались на месте.



Уже на второй день наступления советская армия усилила контратаки против фронта и флангов ударного клина немецкой армии. Командующие советскими войсками стали вводить в бой оперативные резервы, которые стояли в северо-западной части Курской дуги и перед юго-восточным участком Орловской дуги. По воспоминаниям Манштейна: «Это было признаком того, что противник намерен был при всех обстоятельствах удержать Курскую дугу, и одновременно того, что в случае успеха операции «Цитадель» можно было окружить действительно крупные силы противника. Несмотря на эти контратаки, ударный клин 9 армии продвигался вперед, хотя и в полосе шириной всего лишь 10 км. Однако 9 июля наступление остановилось на линии обороны противника на холмистой местности в районе Ольховатки, в 18 км от исходных позиций 9 армии. Командование армии предполагало, что после отражения вражеских контратак, перемещения главного направления своего удара и введения в бой резервов оно вновь возобновит наступление 12 июля, чтобы завершить прорыв. Но этого не произошло. 11 июля противник крупными силами перешел в наступление с востока и северо-востока против 2 танковой армии, удерживавшей Орловскую дугу. Развитие событий на этом участке заставил командование группы «Центр» приостановить наступление 9 армии, чтобы бросить ее крупные подвижные силы в бой на участке 2 танковой армии».

На участке фронта группы «Юг» первый прорыв советской обороны также оказался трудным делом. Особенно давало себя знать отсутствие у немцев пехотных дивизий для нанесения первого удара, а также относительная слабость немецкой артиллерии поддержки наступления.

Армейская группа Кемпфа не смогла на участке своего правофлангового корпуса (11 ак генерала Раусса) продвинуться до намеченного нового рубежа на реке Короча, а вышла только в район высот западнее рубежа реки Корень. Намеченная цель на этом крайнем правом фланге наступательной операции не была достигнута. Но все-таки немцы остались довольными последующим успехом корпуса. Он оттянул на себя благодаря своему очень энергичному наступлению войска из состава оперативных резервов Красной Армии, располагавшихся восточнее Волчанска. В последующие дни корпус добился больших успехов в обороне, нанеся советским частям значительные потери, в том числе и потери в танках. Наконец, немецкая группа могла быть довольной и обороной на реке Корень, так как в результате этого не уменьшилась ширина фронта наступления.

3-й танковый корпус должен был также вести тяжелые бои. Первая атака через реку Донец по обе стороны от Белгорода удалась, однако она проводилась в очень трудных условиях. Затем корпус, видимо, остановился перед второй полосой советской обороны — приблизительно в 18 км впереди Донца. Ввиду понесенных немецкими войсками потерь командующий армейской группой запросил разрешение на приостановление наступления и здесь. На основе разговора с командиром 3-го танкового корпуса генералом Брейтом и его командирами дивизий фон Манштейн все-таки решил продолжать наступление: «Командование группы армий придало корпусу еще 198-ю пехотную дивизию, стоявшую в качестве резерва в тылу 1-й танковой армии на Донецком фронте, несмотря на то, что и там создавалось опасное положение. 11 июля корпусу удалось, наконец, прорвать последнюю вражескую линию обороны. Путь был свободен, и мы могли принять бой на незащищенной местности с подходящими подвижными соединениями резервов противника, находившихся восточнее Харькова».

Командование группы армий «Юг» распорядилось, чтобы правый фланг 3-его танкового корпуса продвигался дальше в направлении на Корочу, а левый «взаимодействовал с 4-й танковой армией и разгромил 69 армию противника», вклинившуюся между немецкими наступающими армиями.

4-я танковая армия в тяжелых боях первых двух дней прорвала первую и вторую линии обороны советских войск. Действовавшему на левом фланге армии на открытой местности танковому корпусу (48-му танковому корпусу генерала фон Кнобельсдорфа) 7 июля удалось прорваться в район примерно в 11 км перед Обоянью. В последующие дни он должен был отражать сильные контратаки Красной Армии, проводившиеся с северо-востока, севера и запада, и нанесла в этих боях значительные потери Красной Армии. На этом участке и на участке перед 2-м танковым корпусом СС действовали соединения из советского оперативного резерва, а именно три танковых и один механизированный корпус, брошенные в бой в составе 69-й и 1-й танковых армий. Другие механизированные корпуса перебрасывались из района восточнее Харькова.


К началу 11 июля немцы заняли исходные позиции для захвата Прохоровки. На позициях к северо-востоку от станции сосредоточилась советская 5 гвардейская танковая армия, которая, находясь в резерве, 6 июля получила приказ совершить 300-километровый марш и занять оборону на рубеже Прохоровка — Веселый. Контрудар планировалось нанести из этого района силами 5-й гвардейской танковой армии, 5-й гвардейской армии, а также 1-й танковой, 6-й и 7-й гвардейских армий. На самом деле в атаку смогли перейти только 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская общевойсковая, а также два отдельных танковых корпуса (2-й и 2-й гвардейский), остальные вели оборонительные бои против наступающих германских частей. Советскому наступлению на этом направлении сопротивлялись моторизованная дивизия «Лейбштандарте», танковая дивизия СС «Рейх» и танковая дивизия СС «Мертвая голова».

Следует напомнить, что к этому времени немецкое наступление на северном фасе Курской дуги уже стало иссякать — с 10 июля наступающие части немцев стали переходить к обороне.



Советские источники указывают, что в сражении участвовало около 1500 танков: порядка 800 — с советской и 700 — с немецкой стороны. В некоторых случаях дается несколько меньшая цифра — 1200, а также указывается, что сражение происходило на узком участке (шириной в 8—10 км), который был ограничен с одной стороны рекой Псел, а с другой — железнодорожной насыпью, где большому количеству техники было бы просто слишком тесно вести бой.

Итак, 12 июля в 8.30 немецкие войска перешли в наступление в направлении станции Прохоровка. Одновременно с этим после 15–минутной артподготовки они были атакованы основными силами 5–й гвардейской танковой армии, которой командовал генерал Ротмистров.

Из воспоминаний маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова:

«Утром 12 июля с группой офицеров я находился на наблюдательном пункте, с которого хорошо было видно поле будущего сражения. К шести часам утра командиры корпусов доложили, что их соединения и части заняли исходные рубежи и к бою готовы. В первые же минуты сражения, поднимая черные тучи пыли и дыма, навстречу друг другу ринулись две могучие лавины танков. На небольшом пространстве в районе Прохоровки с обеих сторон одновременно участвовало 1500 танков. Так разгорелось крупнейшее в истории войн, невиданное по размаху и ожесточению встречное танковое сражение. Поле под Прохоровкой оказалось тесным для огромной массы сражающихся. Сражение длилось до позднего вечера. Сцепившись в один гигантский клубок, танки уже не могли разойтись. На поле боя горели сотни танков и самоходных орудий, стоял страшный шум от скрежета гусениц, грохота снарядов, многие из которых, ударяясь в броню, с визгом летели в сторону.



Гитлеровское командование возлагало огромные надежды на «боевой сюрприз» для нашей Армии – новейшие тяжелые танки «Тигр», «Пантера» и самоходные орудия «Фердинанд». Однако наши воины, используя высокую маневренность отечественных танков, находили уязвимые места и умело расстреливали бронированных монстров. Снаряды, посылаемые с коротких расстояний, рвали броню «Тигров». Внутри танков взрывались боеприпасы, многотонные башни отлетали на десятки метров. Тяжелый черный дым поднимался над землей.



В этом сражении исключительно большое мужество и инициативу проявили младшие офицеры и солдаты. Привожу лишь один пример. Танковому взводу под командованием лейтенанта Бондаренко был отдан приказ выйти на помощь второй роте, оказавшейся в трудном положении. Развернув взвод, он ринулся вперед. Наперерез танку Бондаренко двигались два «Тигра», ведущие огонь. Умело маневрируя, Бондаренко поставил свой танк за один из горящих немецких танков. Фашисты были уверены, что советский танк горит. Тем временем командир взвода незаметно навел орудие и метким залпом поджег один из «Тигров»».

Ожесточенные бои шли и в воздухе. Почти на всех эшелонах высот над танками сражались советские и немецкие самолеты. Пронзительный гул пикирующих самолетов и сбрасываемых с них бомб, вой объятых пламенем машин, несущихся в последнем пике, гром взрывов на земле, все слилось в этот день в один сплошной несмолкающий грохот.



Самое жестокое танковое сражение в истории, в котором обе стороны понесли тяжелые потери, длилось один жаркий июльский день. Оно закончилось поражением главной ударной группировки немецких войск. После этого она уже не могла продвинуться вперед ни на один километр.

Один из участников этого сражения, удостоенный звания Героя Советского Союза, Евгений Шкурдалов вспоминал позднее:

«Боевые порядки перемешались. От прямого попадания снарядов танки взрывались на полному ходу. Срывало башни, летели в стороны гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот. Были мгновения, когда в дыму свои и немецкие танки мы различали только по силуэтам. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить пламя».

Немецкий танковый кулак был если не полностью разгромлен, то уж точно сильно потрепан. Их танки были превращены в металлолом.

Однако, победа в этой битве имела высокую цену. Так, на одном из участков фронта противник нанес чудовищной силы удар. Около трехсот немецких танков прорвались через советскую оборону. Советские артиллеристы были не в силах их остановить. И тогда против этой бронированной армады из «Тигров» и «Пантер» вышли люди. По свидетельству одного из участников того боя: «чтобы ничего не мешало движению, они передвигались налегке. Сняв сапоги и гимнастерки. Они ползли по полю, открытые всем пулям и снарядам. Когда до танка оставались считанные метры, перед ним вырастала фигура солдата с противотанковой гранатой в руках. Швырнув ее под гусеницы, боец подрывал танк, а вместе с ним часто и себя. В этой смертельной дуэли живого, ничем не защищенного человека с многотонной бронированной машиной побеждал наш солдат».

По воспоминаниям маршала Павла Ротмистрова:

«Сильные сознанием своего великого долга перед Родиной, стремлением любой ценой выполнить поставленную задачу, полные беззаветной храбрости, мужественно бились с врагами воины–гвардейцы, шаг за шагом тесня противника, нанося ему огромный урон в живой силе и технике.

Весь день до наступления темноты не ослабевало ожесточенное сражение. Многих своих героев потеряла в тот день наша 5–я гвардейская танковая… Танкисты бились насмерть. Сражались в горящих машинах. Шли на таран…

За один день сражения под Прохоровкой 5–ая Гвардейская танковая армия уничтожила около четырехсот танков противника, из них 70 «Тигров», 158 орудий и минометов, более трехсот автомашин, более трех тысяч пятисот солдат и офицеров. Главная вражеская группировка, наступавшая на Прохоровку, была разгромлена. Враг понес невосполнимые потери. Это сражение было проиграно фашистскими войсками. Командующего эсэсовским танковым корпусом обергруппенфюрера Хауссера немедленно отстранили от командования, объявив его виновником неудачи на курском направлении. В ходе сражения с обеих сторон вышло из строя свыше 700 танков. Всюду на поле боя виднелись тела убитых, искореженные танки, раздавленные орудия, бесчисленные воронки. И ни одной зеленой былинки – сплошь выжженная, черная, дымящаяся земля. И так на протяжении 10–12 километров на всю глубину нашей атаки».

Так во время Прохоровской битвы был уничтожен цвет немецких танковых войск.



Однако до сих пор существуют сомневающиеся в исходе битвы под Прохоровкой. Некоторые из них считают, что победила Красная Армия, однако некоторые не согласны с ними и утверждают, что верх, наоборот, одержали немецкие части, а по версии третьих не победил никто и преимуществ после битвы под Прохоровкой не получил ни Советский Союз, ни Нацистская Германия. Опять же имеются сомнения насчет того, сколько все-таки под Прохоровкой было танков: мы уже упоминали тот факт, что расстояние между Пселом и железнодорожной насыпью неширокое. В том случае, если количество танков в реальности было меньше, под сомнение ставится и то, что Прохоровское сражение – самая крупная танковая баталия всех времен, а далее – и ее значение в Курской Битве и в Великой Отечественной Войне в целом.



Но совершенно не подлежит сомнению и тот факт, что после Прохоровки немцы так и не оправились до самого конца войны. Опытнейшие экипажи и лучшие командиры–танкисты немецкой армии навсегда остались в полях под Прохоровкой.


Подводя итог всему вышесказанному можно с полной уверенностью заявить, что немецкое наступление под Прохоровкой закончилось неудачей и больше таких масштабных атак немцы не предпринимали. Советская сторона смогла быстро возвратить в строй покинутые экипажами и легко поврежденные танки с прохоровского поля, а вот немецкие потери оказались безвозвратны.



Командующий немецкой группировкой Пауль Хауссер после Прохоровки был снят с должности и отозван с фронта.
Итак, в ходе Курской оборонительной операции войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов сорвали план немецко-фашистского командования по окружению и разгрому более чем миллионной группировки советских войск. Попытка врага отомстить за Сталинград и вырвать у Красной Армии стратегическую инициативу полностью провалилась. В ходе ожесточенного оборонительного сражения под Курском советские войска нанесли врагу тяжелое поражение и создали благоприятные условия для перехода в решительное контрнаступление.

Советское командование не только разгадало планы противника, но и достаточно точно определило место и время нанесения его ударов, что обеспечило успех оборонительной операции. Сосредоточив в районах предстоящих боевых действий достаточно крупные силы, оно добилось существенного превосходства над противником, которое позволяло не только успешно обороняться, но и наступать. Не поддавшись искушению перейти в наступление раньше, чем противник, советское командование решило придерживаться плана, основанного на принципе преднамеренной обороны с одновременной подготовкой контрнаступления. Для достижения целей оборонительной операции, на Курской дуге была построена самая сильная за всю войну оборона. Эта оборона была рассчитана, прежде всего, на отражение массированных танковых ударов, была небывалой по глубине, по инженерному оборудованию позиций и полос, плотности сил и средств.



Наступательная операция под Курском во многом оказалась фатальной для врага благодаря беспримерному мужеству и героизму советских воинов, которые стояли насмерть на занимаемых рубежах, защищая их до последней капли крови, до последнего вздоха. Удар врага был без преувеличения всесокрушающим, поэтому выдержать его было не так-то просто. Какая-нибудь другая армия вряд ли смогла это сделать.

Несомненно, победа над врагом далась дорогой ценой. Только за время оборонительной фазы Курской битвы советские войска потеряли около 180 тыс. человек, более 1,6 тыс. танков и САУ, около 4 тыс. орудий и минометов. Однако противник так же понес огромные потери в живой силе и технике. Элите панцерваффе и люфтваффе был нанесен сокрушающий удар, от которого они уже никогда не оправятся.



Источник: http://game.worldoftanks.ru/
Категория: История | Добавил: MorPeh (20.07.2011)
Просмотров: 3446 | Теги: Пантера, ссср, Цитадель, немцы, Т-34, танки, Курская битва, тигр, Фердинанд | Рейтинг: 5.0/1

загрузка...

Другие статьи по теме:



Перепечатка любых материалов с сайта возможна только при проставлении активной гиперссылки на источник!
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
(Регистрация убирает часть рекламы на сайте!)
[ Регистрация | Вход ]
Главное меню

Это интересно!
загрузка...

Категории
Музыка [116]
Кино [8]
Игры [3]
Мобильный [0]
Литература [1]
История [4]
Искуство [0]
Непознанное [6]
Мир компьютеров [0]
Разное [3]

Раздел помощи

Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

Наш опрос
С какой Вы страны / With what you are the countries ?
Всего ответов: 4735

Мини-Чат

Реклама

Облако тегов

Топ альбомов
АС/DС - Livе Аt Rivеr Рlаtе (2СD) (2012)
Маrizа - Веst Оf Маrizа (2014)
ZZ Тор - Оnе Fооt In Тhе Вluеs (1994)
Саssаndrа Wilsоn - Соming Fоrth Ву Dау (2015)
Теstаmеnt - Вrоthеrhооd Оf Тhе Snаке (Jараn Еditiоn) (2016)
Меtаlliса - Наrdwirеd… То Sеlf-Dеstruсt (3СD) (Jараn Еditiоn) (2016)
Сrуstаl Ваll - Dеjа-Vооdоо (Limitеd Еditiоn) (2016)
Dеvilmеnt - II - Мерhistо Wаltzеs (Limitеd Еditiоn) (2016)
Аmоrрhis - Нis Stоrу: Веst Оf (3СD) (Jараn Еditiоn) (2016)
ZZ Тор - Еliminаtоr (Соllесtоr's Еditiоn) (1983)
Grаhаm Воnnеt Ваnd - Тhе Воок (2СD) (2016)
Ritсhiе Вlаскmоrе's Rаinbоw - Меmоriеs In Rоск: Livе In Gеrmаnу (2СD) (2016)
Еdеn's Сursе - Саrdinаl (Jараn Еditiоn) (2016)
Diаbulus In Мusiса - Dirgе Fоr Тhе Аrсhоns (Limitеd Еditiоn) (2016)

Друзья сайта
  • Скачать MP3 бесплатно
  • Группа "В Контакте"

  • Кнопки
    Бесплатный софт - cкачать бесплатно
    Онлайн всего: 20
    Гостей: 19
    Пользователей: 1
    MorPeh


    LosslessMusics.org © 2016